Энергооптимизм - 2017: что впереди?

21.12.2016 23:45

Уходящий 2016 г. принес значительные изменения в работу ТЭК Украины. Впрочем, часть задач осталась нерешенной и переходит в наступающий 2017 г.

Новый энерговектор

Одним из наиболее важных событий стало принятие Верховной Радой Закона «О рынке электроэнергии». Документ предусматривает поэтапный, в течение 2 лет, переход к модели двусторонних договоров потребителей и поставщиков и призван устранить дисбалансы в ценооборазовании на электроэнергию, существующие при нынешней модели единого покупателя в лице ГП «Энергорынок».

Насколько это чувствительная и долгоиграющая тема, можно судить хотя бы по тому факту, что еще в 2007 г. Национальная комиссия регулирования энергетики Украины при финансовой поддержке Всемирного банка заключила договор с консорциумом КЕМА-ЕСА на разработку нормативной базы для рынка двусторонних договоров с балансирующим механизмом.

Но лишь спустя почти 10(!) лет парламент вплотную приблизил к нему украинскую энергетику. Да и нынешний законопроект был готов еще в 2014 г., но только в 2015 г. внесен на рассмотрение ВР и пока принят в первом чтении. Поэтому окончательная либерализация украинского рынка электроэнергии в соответствии с III энергопакетом ЕС может затянуться.

Тем не менее, очень важно, что лед тронулся и в 2017 г. осталось сделать всего один решительный шаг.

Член парламентского комитета по ТЭК Наталья Кацер-Бучковская полагает, что для начала практической реализации Закона «О рынке электроэнергии» потребуется минимум год.

Ее коллега Ольга Белькова настроена более оптимистично. По ее мнению, профильный комитет по ТЭК одобрит законопроект во втором чтении до конца года, а ВР примет в I кв. 2017 г.

«Этот законопроект — один из самых сложных для нашего комитета. Особенность рынка электроэнергии в том, что в нем очень много типов игроков, интересы которых пересекаются. В рынке газа было значительно меньше игроков, хотя объем рынка тоже большой»,— сказала О. Белькова в комментарии Энергетике Украины.

Среди проблемных моментов, стопорящих окончательное принятие закона, она назвала очевидный внутренний конфликт между разными типами генерации.

«Один из самых сложных вопросов — как найти возможность для поддержки альтернативных типов энергии, не нарушая баланса на рынке. Как создать предпосылки для перехода атомной и тепловой генерации на рыночные условия без перекоса цен в переходном периоде? Какие методы балансирования в принципе необходимо включить на законодательном уровне? Кто должен балансировать? Каков должен быть переходный период для полного перехода на рыночные условия? Как избежать кросс-субсидирования между разными типами генерации, при этом обеспечив поддержку видам генерации, которые являются приоритетными?», — подчеркнула О. Белькова.

Пока все эти вопросы не решены, говорить о слаженном голосовании в зале практически невозможно, предупредила она.

«Даже в рамках комитета наметилась вариативность по некоторым вопросам. Это нормально, т.к. закон принимается на долгий период. Уже первое заседание комитета показало, что бои будут активные. Но нам не привыкать — будем системно идти по всем поправкам и продвигать реформу. Наша цель — создать единые рыночные условия для нормального развития рынка по европейской модели, что должно привести к улучшению конечной цены для потребителя посредством конкуренции между производителями, поставщиками и другими игроками», — резюмировала О. Белькова.

Еще один важный вопрос, определяющий будущее украинского ТЭКа — создание новой Энергетической стратегии, о которой 11 октября сообщил премьер Владимир Гройсман. Он озвучил ключевые положения документа — это снижение энергоемкости экономики, в т.ч. через механизм создания Фонда энергоэффективности, а также уменьшение зависимости от газового импорта.

«Выпрыгнуть из той кабальной сделки, которая была заключена в 2009 г.», как выразился В. Гройсман, имея в виду действующий до января 2019 г. контракт НАК «Нафтогаз Украины» и ОАО «Газпром», планируется в т.ч. за счет усиления роли атомной генерации.

С этой целю 9 ноября Кабинет министров уже одобрил концепцию госпрограммы развития атомно-промышленного комплекса на период до 2020 г. Если удастся реализовать заложенные в нее положения — украинская энергетика реально выводит на совершенно иной уровень.

Это позволяет сделать вывод, что развитие атомной отрасли, как наиболее экологичного и экономически выгодного направления, официально становится государственной политикой Украины. Что, в свою очередь, может служить четким сигналом для потенциальных инвесторов и уже имеющихся деловых партнеров. Таким образом, инвестиционный потенциал украинского атомпрома существенно возрастает.

Осталось только дождаться утверждения соответствующей госпрограммы Кабмином — по логике, не позднее конца I кв. 2017 г., и приступать к ее выполнению. Снова-таки с надеждой, что ее не постигнет участь предшественницы, госпрограммы по развитию атомпрома на 2009-2013 гг., которая так и осталась на бумаге.

Директор энергетических программ Центра им. Разумкова Владимир Омельченко, принимавший непосредственное участие в разработке новой Энергостратегии, в комментарии Энергетике Украины отметил, что документ предусматривает сохранение роли атомной энергетики в обеспечении энергобезопасности Украины.

«Ставка делается на атомно-газовый сценарий плюс развитие возобновляемой энергетики», — сказал он.

По словам эксперта, документ также содержит положения о продлении сроков работы действующих энергоблоков АЭС, включая мероприятия по повышению их безопасности, о строительстве энергомоста с ХАЭС в Польшу — с целью получения источника финансирования достройки энергоблоков №3,4 на ХАЭС. Отдельно прописаны положения о диверсификации поставок ядерного топлива на АЭС Украины.

Диверсификация: цель и средство

Из нереализованных в уходящем году можно отметить проект по восстановлению и наращиванию экспорта электроэнергии. За 11 мес. 2016 г. в денежном выражении он вырос на 0.3%, до $137.79 млн. Ранее, в 2015 г., было зафиксировано падение в 3.2 раза, до $150.1 млн.

И здесь тоже надежды на 2017 г., а также на НАЭК «Энергоатом», подписавшую рамочное соглашение с ОАО «Белэнерго» о поставках электроэнергии. Однако с коммерческой точки еще более интересным является другой проект «Энергоатома»: упомянутый выше «Энергомост». Он предусматривает присоединение энергоблока №2 Хмельницкой АЭС к Бурштынскому энергоострову, а также восстановление ЛЭП 750 кВ ХАЭС— Жешув (Польша)— за счет чего Украина сможет экспортировать дополнительные объемы электроэнергии.

Это, в свою очередь, требует реализации ранее принятой программы повышения эффективности АЭС Украины с учетом стандартов Ассоциации ядерного регулирования Западной Европы WENRA. Выполнение данного условия расширит экспортные возможности «Энергоатома» в направлении ЕС.

Ну а повысить выработку товарной продукции «Энергоатома» призвана очень перспективная программа сотрудничества с корпорацией Westinghouse Electric, начатая в конце сентября т.г. Тогда стороны договорились о начале работ над повышением эффективности АЭС Украины. Этому предшествовало достижение соглашения о передаче технологий и информации для повышения безопасности и оптимизации эксплуатации АЭС.

Запорожская АЭС

Как отмечал ранее глава Westinghouse Дэнни Родерик, корпорация имеет значительный опыт в этом направлении. Технологии Westinghouse являются базовыми для почти половины рабочих атомных электростанций мира, в том числе для более 50% АЭС в Европе.

При относительно небольших затратах предложенные Westinghouse мероприятия позволят увеличить производительность АЭС на 8-10%.

Кроме того, в рамках данной программы в марте т.г. Westinghouse подписала меморандум о сотрудничестве с ПАО «Турбоатом». Вместе они будут работать над проектом увеличения мощности реакторов ВВЭР-1000 на АЭС Украины до 110% от номинала.

Для харьковского объединения партнерство с Westinghouse — не только новые заказы, доходы, отчисления в бюджет и сохранение рабочих мест. Не менее важно, что «Турбоатом» таким образом выходит на новый уровень сложности производства и получает возможность работы с западными заказчиками вне постсоветских ядерных технологий.

Диверсификация в уходящим году была поставлена во главу угла и самим «Энергоатомом». Компания с этой целью активно развивала сотрудничество с Westinghouse по поставкам ядерного топлива.

Как известно, этот довольно непростой с инженерной точки зрения проект стартовал еще в 2000 г. И только с 2015 г. перешел в активную стадию реализации, когда 42 модернизированные ТВС WR загрузили в активную зону реактора на энергоблоке №3 ЮУАЭС — в дополнение к ранее установленным для опытно-промышленной эксплуатации 36 ТВС W.

В уходящем году работы в данном направлении были успешно продолжены: после завершения смешанной загрузки в мае там находится в общей сложности 80 российских топливных кассет производства «ТВЭЛ» и 83 упрочненные тепловыделяющие сборки Westinghouse.

Далее в июне 42 сборки ТВС WR установлены на энергоблоке №5 ЗАЭС. Параллельно были выполнены работы по адаптации оборудования АЭС к продукции Westinghouse.

В частности, на ЮУАЭС и ЗАЭС в ноябре появился специальный перегружатель для работы с контейнерами TRAVELLER VVER, в которых топливо с шведского завода Вестерос доставляется в Украину. Лицензия на применение этого контейнера выдана Государственной инспекцией ядерного регулирования Украины. Также в ноябре энергоблок №2 ЮУАЭС остановлен на ремонт, в ходе которого в его реакторную зону установят партию ТВС Westinghouse.

Кроме того, на ЗАЭС с января началось тестирование программного комплекса BEACON-TSM, предназначенного для анализа активной зоны реактора, в котором совместно работает топливо двух производителей — российского ТВЭЛ и Westinghouse. На ЮУАЭС такой комплекс был установлен ранее и уже доказал свою эффективность.

Все это дало основания президенту НАЭК «Энергоатом» Юрию Недашковскому в середине августа сообщить о готовности в случае форс-мажорных обстоятельств обеспечить все АЭС Украины альтернативными поставками топлива. И здесь очень важно, что на достигнутом стороны не намерены останавливаться.

Действующий контракт «Энергоамтома» с дочерней компаний Westinghouse Electric Sweden AB предусматривает также поставки ТВС для энергоблоков №1,3,4,5 ЗАЭС и №2 ЮУАЭС — горизонты для взаимовыгодного партнерства в 2017 г. открыты.

Это подтвердил министр энергетики Украины Игорь Насалик, сообщив 25 апреля т.г. на встрече с тогдашним послом США Джеффри Пайеттом о намерении увеличить годовой объем поставок ядерного топлива производства Westinghouse до 30% от потребности украинских атомщиков.

Но уже 21 октября, выступая в Верховной Раде, министр отметил необходимость поднять этот показатель выше, до 40%.

Директор энергетических программ Центра Разумкова В.Омельченко полагает, что в вопросе диверсификации следует идти еще дальше и оставить за российской корпорацией «ТВЭЛ» не более 30-35% поставок ядерного топлива. «Думаю, на это потребуется до 5 лет» , — сказал эксперт.

В свою очередь, экс-министр энергетики Украины Юрий Продан в комментарии Энергетике Украины выразил мнение, что АЭС Украины следует перевести на еще большую долю топлива производства Westinghouse. «Если у Westinghouse получилось создать ТВС такого дизайна, которые подходят для наших реакторов, то почему нет, учитывая наши сложные отношения с Российской Федерацией? Это необходимо сделать. Да, есть контракт с ТВЭЛ, но он же когда-то закончится. Думаю, что с ними надо заключить новый договор, предусмотрев поставку на случай форс-мажорных обстоятельств, а большую часть закупки делать у Westinghouse. Думаю, что это и должно быть целью диверсификации», — сказал экс-глава Минэнергоугля.

Резюмируя, следует отметить, что диверсификация поставок ядерного топлива в Украину, ранее на 100% зависевшую от «ТВЭЛ» , уже состоялась по факту.

Но, конечно же, цель партнерства с Westinghouse не только в диверсификации, как страховке от политических рисков и непредвиденного форс-мажора. Это еще и синергия от использования наиболее передовых технологий в ядерной энергетике. И, наконец, инструмент на переговорах с российскими атомщиками, позволяющий добиваться от них более выгодных коммерческих условий.

Еврооптимизм и европессимизм

В этом контексте особое значение приобретает и развитие энергетического сотрудничества с Евросоюзом и его структурами — в т.ч. Европейским сообществом по атомной энергии «Евроатом». В ходе саммита «Украина-ЕС» в Брюсселе 24 ноября был подписан соответствующий меморандум. Он пришел на смену предыдущему меморандуму, подписанному еще в 2005 г. и предусматривает в т.ч. намерение ЕС уделять особое внимание обновлению стратегического партнерства с Украиной в энергетике.

С точки зрения энергетической дипломатии, это весьма значимое событие не только уходящего года, но и более отдаленной перспективы.

Однако, как отмечает президент Центра глобалистики «Стратегия XXI» Михаил Гончар, статус документа оставляет желать лучшего: это всего лишь рамочное соглашение, которое не является юридически обязывающим ни для одной из сторон.

«Факт подписания именно меморандумов, как 11 лет назад, свидетельствует, что Киев и Брюссель занимаются бегом по кругу», — подчеркнул он.

По мнению эксперта, для перевода двусторонних отношений в энергетике на новый уровень необходимо подписание договора об ассоциации между Украиной и Энергетическим союзом ЕС — по аналогии с договором об ассоциации «Украина-ЕС».

Между тем, в Украине до сих пор отсутствует закон «Об энергетической безопасности», отмечает член парламентского комитета по ТЭК Н. Кацер-Бучковская. Этот документ должен на законодательном уровне определить цели и принципы государственной политики в сфере энергетической безопасности. Которая, в свою очередь, нужна не просто как самоцель, а для защиты интересов национальной энергетики.

Источник: http://uaenergy.com.ua

© 2016 Все права защищены
Разработчик сервиса ООО "Computer Logic Group"
61166, Харьков, пр.Ленина, 40, оф. 241 Тел.: +38 (057) 752-04-35 E-mail: online@budstandart.com